МОЙ КОСМЕТОЛОГ: WEB-КЛУБ - Глава VIII. Спутник

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Rambler's Top100
 
 
 
 
 
 
 
 
Locations of visitors to this page
 
 
Праздники России
 
 
 
Перевести эту страницу
 
 
Глава VIII.  Спутник
 

 

Аид, он же Максим Павлович.

 

Порт Земля – искусственный спутник Лазарет системы Рас-Альхаг¹ выполнен, подтверждение со спутника получено. Асклепий там. Я взял ладошку Клио – она была холодной. Мы долго были на воздухе, и моя девочка замёрзла. Я нагнулся к ней и сказал: «Пойдёмте в дом». Она кивнула, мы пошли по лужайке. В доме уже горел свет, позади слышались голоса. Я был рад, что дело сделано. Не могу видеть её грусти.

 

Я так давно знаком с ней, а привыкнуть до сих пор не могу. Она всегда новая, всегда над временем, и знает ужас как много. И всем – абсолютно всем – нравится. Чего мне стоило пережить её первый брак² и потом тесную дружбу с молодым доктором, да ещё Аполло такими глазами смотрел, что хотелось разверзнуть под ним твердь земную. Сдержался, конечно. Действовал элегантно. На что только ни шёл! Прикинулся травмированным – лечила, но не более того. Посылал ей сладости – возвращала обратно. Отслеживал её перемещения, в том числе незаконные, и ни разу не зафиксировал официально. Заманил к себе в гости – беседа не вышла. Это потом я понял, что друзей её лучше не трогать. «Вы хотите, чтобы ради вашей симпатии я нарушил закон?»… кретин ревнивый.

 

В конце концов не выдержал, позвонил. И она мне сказала, как я могу ей помочь. То есть Асклепию. То есть себе самому. Тот же час, то же место, но порт не домой, а на спутник. Материалы остаются на Земле, Асклепий – нет, последовательность событий не нарушается. Восьмой Дом, выход в Змееносец… всё прошло, как по маслу. И что-то между нами изменилось, ей-богу, как только пришло подтверждение!

 

Никогда раньше не держал её за руку. Представлял тысячи раз, но не думал, что это будет так… нежно. Так хорошо. Слов нет. Упиваюсь моментом.

 

*    *    *

 

Дневник Клио.

 

«Прописи показывают себя, я бы сказала, удовлетворительно. Аглая улетела на прошлой неделе, изнемогая от льющейся через край сексуальной энергии. От желающих поцеловать её на прощание отбоя не было, а Фёдор показал мне снимок на дисплее цифрового медальона: он и Аглая. Сказал, что сговорился провести ближайший отпуск вместе. Даёт жизни наш тихий гений! Когда успел?».

 

«Главврач заглядывал сегодня в отделение, как раз когда я провожала Алю. Беременность развивается хорошо и в искусственном сохранении не нуждается. Кроме того, удерживать Алю здесь становится небезопасно: её ошалевший от счастья супруг прилетел через сутки после того, как тест дал положительный результат, чем нарушил дипломатический протокол. И отказывается возвращаться в Вашингтон без жены. Я смотрела в окно, как их кортеж отъезжает от нашего шлагбаума. Главный остановился рядом, посмотрел в окно, потрепал меня по макушке и двинулся дальше по коридору. Надо придумать, куда деть цветы, которыми посол затопил бывшую Áлину палату».

 

«Девочки были так рады увидеться. И я тоже. Рядом с ними как-то забывается, что они не просто мои давние подруги, но и протеже Афродиты. Женщины своего времени, смертные, как коренное большинство, но яркие, чем-то её зацепившие: женщина дома, женщина силы, женщина культа. Вот, кстати, и женщина культа: идёт из танцкласса. Занимается по нескольку часов, инструкторы постепенно наращивают сложность её тренировок. Мэтр звонит раз в неделю, прилагая видимые усилия к тому, чтобы не звонить чаще, узнаёт всё «из первых рук» и, однако, до сих пор не может поверить, что зависимости у Алисы больше нет. Между тем, случай оказался целиком и полностью физиотерапевтическим: как только стали восстанавливаться функции колена и Алиса смогла станцевать свой любимый этюд, апатия и деструктивные привычки прошли без следа. Мы с токсикологом вздохнули и убрали в криозагашник ботву забвения, которую я всё ж-таки довела до ума. Вдруг ещё пригодится?».

 

*    *    *

 

Телемост Лазарет – Земля один земной год спустя:

– Как ты там, историк-социолог?

– Это ты «там», тень с окраин разумного мира.

– У меня на окраинах, между прочим, уже докторская степень.

– Да, Хирон говорил… а сам… привык?

– А тебя это волнует? Волнует?

– Вот ещё.

– Я так и думал. – Асклепий лицемерно хмурится и скрещивает руки на груди. – Ни капли сочувствия к одинокому другу.

– Ни капли! – Оба хмыкают.

 

– Слушай, а как там профессор?

– Как всегда: в экспедициях. А между ними – в мастерской. Скучает по тебе, конечно.

– Я тоже. Да…

– Да…

 

– А как у тебя… у вас?

Клио мягко улыбается:

– Всё хорошо. Получили твоё поздравление. Спасибо.

– Пожалуйста. – Асклепий опускает глаза. – Ты счастлива, здóрово. Что Аид?

– Вершит! В следующие выборы хочет баллотироваться в мэры.

– Не удивляюсь.

Входит Аид:

– Слышу, что речь обо мне, – наклоняется поцеловать жену. – Здравствуй, милая. Здравствуйте, Асклепий. Не помешал?

– Здравствуйте, Аид. Ну, что вы. Я как раз собирался прощаться. До свидания, Клио.

Изображение гаснет.

 

Асклепий некоторое время смотрит на пустой экран. Потом встаёт, берёт бумаги и выходит из кабинета, проходя вдоль стены. На ней единственный портрет – Клио. Когда Асклепий выходит, Клио на портрете лезет в карман, достаёт схему станции и ищет дату её составления. Схема датирована временем «до н. э.». На документе стоит логотип Учреждения – Ключ от Неба:     

 

______________________

 

Ссылки

 

¹ «Порт Земля – искусственный спутник Лазарет системы Рас-Альхаг¹ выполнен…». Рас-Альхаг – звезда в созвездии Змееносец.

² «Чего мне стоило пережить её первый брак²…». Имеется в виду брак Клио с Пиером Македонским, царём, первый для обоих супругов и очень непродолжительный. Пиер галантно ухаживал за невестой, создав на своей родине культ муз и тем снискав её расположение, которое было мстительно усилено Афродитой, обиженной замечанием Клио в свой адрес. Впрочем, конфликт был исчерпан.
 
                 
К О Н Е Ц
 
 
Вернуться к оглавлению