Характеристика четырёх поколений косметики по уходу за кожей - Косметология - Каталог статей - МОЙ КОСМЕТОЛОГ: WEB-КЛУБ

Форма входа

Категории раздела

Косметология [21]
Процедуры, показания, противопоказания, динамика
Массаж [6]
Всевозможные техники, школы, история...
Натуропатия [26]
Гомеопатия, фитотерапия, физиотерапия, диетотерапия, психотерапия, лечебное дыхание и прочие методы
Гирудотерапия [15]
Показания, противопоказания, клинический опыт
Препараты [23]
Клинический опыт применения профессиональных косметологических препаратов
Околомедицинские вопросы [17]
Статьи на прочие темы

Поиск

Друзья сайта

Rambler's Top100
 
 
 
 
 
 
 
 
Locations of visitors to this page
 
 
Праздники России
 
 
 
Перевести эту страницу
 
Главная » Статьи » Косметология

Характеристика четырёх поколений косметики по уходу за кожей
 
А. Н. Децина. Научное косметологическое общество 


Представленное на мировом рынке разнообразие косметических средств по уходу за кожей позволяет с учетом исторических аспектов подойти к их классификации, выявить тенденции и сформулировать перспективные направления развития прикладной и научной косметологии. Ключевым параметром, который, на наш взгляд, представляется принципиально важным и может быть достаточно просто использован для классификации косметических средств, является наличие или отсутствие в составе препарата антимикробных (биоцидных) добавок и их происхождение. 

Действительно, еще на заре человеческой эры использовались подручные косметические средства природного происхождения, не требующие специальной консервации. Такого рода средства следует отнести к косметическим препаратам первого поколения. Не следует думать, что древние косметологические приемы и препараты, дошедшие до нашего времени в преданиях, не имели недостатков. Взять хотя бы использование производных сурьмы для получения тонированной косметики, рискованность которого в наше время легко объяснить отсутствием соответствующей научной информации о влиянии отдельных видов сырья на организм человека и, тем более, на клеточные системы кожи. Одно несомненно: косметические снадобья и приемы первого поколения были неотделимы от природы. 

История о том, как природную косметику стали консервировать 

На заре становления промышленной косметологии возникает потребность увеличения длительности хранения косметических средств для обеспечения функционирования цепочки, состоящей из трех "П": Производство - Продажа - Потребитель. Именно в этот период возникают первые проблемы, связанные с недооценкой микробиологической обсемененности косметических препаратов. 

Так в 1946 году в новозеландском медицинском журнале была опубликована статья с описанием вспышки заболевания, связанного с применением порошкового талька (пудры), содержащего Clostridium tetani. Позднее, вплоть до 70-х годов прошедшего столетия, подобные ситуации возникали неоднократно. Это был период постепенного перехода к использованию антимикробных (биоцидных) веществ в качестве обязательных ингредиентов косметических средств и законодательному закреплению ограничений содержания микроорганизмов в косметической продукции. 

В настоящее время, несмотря на высокие объемы производства и сбыта косметических средств, количество официально зарегистрированных случаев заражения потребителей косметики сведено к нулю. Очевидно, это обстоятельство объясняется особым вниманием фирм-производителей косметических препаратов к проблеме консервирования с использованием все более эффективных биоцидных добавок. 

Так началась новая эра косметологии, включающая развитие производства косметических средств второго поколения, обладающих способностью к длительному хранению за счет введения в их составы биоцидных консервирующих добавок, которая продолжается в настоящее время. В предпринятом недавно анализе более 500 составов косметических средств, опубликованных в патентах США, Франции и России, химически синтезированные биоцидные добавки были формально разделены на несколько групп: 

1. парабены и примыкающие к ним (по строению молекул) бензойная и салициловая кислоты и их производные; возможно, в эту группу следует включить фенол; 
2. алифатические спирты (бензиловый, этиловый и феноксиэтанол); 
3. борная кислота и ее соли; 
4. параформ и другие вещества, продуцирующие формальдегид (димол и т.п.); 
5. разнообразные известные в фармакопее антибиотики; 
6. индивидуальные вещества с заведомо различными механизмами воздействия на микроорганизмы (бронопол, гексахлорофен, имидазолидинил мочевина и т.д.). 

В этой классификации не учитываются смеси индивидуальных веществ - биоцидов (типа гермабенов, катонов, нипагинов и т.п.), наиболее широко распространенные в современных косметических средствах. 

При рассмотрении критериев выбора оптимальных консервирующих систем обычно обсуждаются такие параметры, как спектр активности по отношению к разнообразным микроорганизмам, скорость их уничтожения для предотвращения адаптации к консервирующей системе, стоимость, простота и безопасность производства, влияние на окружающую среду и аспекты безопасности, например, изложенные в директивах для косметических продуктов ЕС-Аnnex VI (COLIPA, 1993). Обсуждаются также воздействие на продукт (изменение аромата, цвета и консистенции), сохраняемость в продукте (активность консерванта должна сохраняться на протяжении всего срока годности) и, конечно, безопасность их использования для человека. Этот последний из перечисленных выше параметров является чрезвычайно важным для потребителей и ему, естественно, уделяется особое внимание. 

Микробы погибают. Что будет с организмом человека? 

К настоящему времени накопилось большое количество фактов, свидетельствующих о неблагоприятном воздействии биоцидных добавок на организм. Более того, если по конкретному веществу такие данные отсутствуют, то это не столько из-за его безопасности, сколько из-за отсутствия соответствующих экспериментальных проверок. 

Так, метил- и пропилпарабены вызывают аллергические контактные дерматиты.  Аналогичные данные получены для других эфиров и n-оксибензойной кислоты. 
Бензиловый спирт и бензилпарабен проявляют аллергизирующее действие.
 
Бензойная кислота и натриевая соль пирролидонкарбоновой кислоты дают контактные реакции. 
Контактные дерматиты вызываются феноксиэтанолом. Аналогично ведет себя смесь биоцидов Euxyl K 400, содержащая феноксиэтанол.
 
Имидазолидинил мочевина также вызывает контактные дерматиты. Аналогичные явления наблюдаются для катона CG, клотримазола, бронопола, тимеросала, сорбиновой кислоты, прополиса, кватерниума 15 и т.д. Некоторые из антимикробных добавок к косметическим препаратам проявляют фотоаллергенную контактную активность. 
 
Что касается формалина, то почти в 100 работах (с 1976 по 1995 г.) отмечается 
его способность вызывать аллергическую сыпь, эритемы, фолликулярные контактные дерматиты и другие проявления. В работе также отмечается токсичность и канцерогенная опасность формальдегида. 

В настоящее время выявлено, что 22 вещества, применяемые в качестве биоцидных добавок, выделяют формальдегид в свободном виде, а в 1987 году было зарегистрировано 18850 косметических изделий, содержащих формальдегид и глутаровый альдегид. В цитируемой работе отмечается, что в 404 косметических изделиях формальдегид выделен количественно. Это означает, что данный биоцид вводился непосредственно в рецептуру, например, в виде параформа, в значительном количестве. Авторы, учитывая высокую аллергенность формальдегида, предлагают законодательно установить допустимые пределы использования его и веществ, выделяющих формальдегид. О формальдегиде и его канцерогенной опасности говорится в монографии. Здесь же упоминается о том, что гексахлорофен вызывает повреждение мозга у детенышей обезьян. В настоящее время это соединение запрещено к использованию в США. 

Перечень неблагоприятных воздействий биоцидных добавок на организм человека может быть значительно расширен. Однако, на наш взгляд, приведенные данные позволяют сделать некоторые выводы. 

Во-первых, перечисленные выше биоцидные вещества обладают достаточно низкими молекулярными массами для того, чтобы преодолеть трансэпидермальный барьер и попасть в кровеносную систему организма. Дополнительно в пользу этого вывода свидетельствуют эксперименты по оценке всасывания через кожу 2,4,4`-трихлор-2`-оксидифенилового эфира (Ирганаз DР 300, Irgassan DP 300), используемого в качестве биоцидной добавки в различных косметических препаратах. 

В работе показано, что это вещество с M.m.=289,5, нанесенное на кожу, через 12-18 часов в максимальной степени всасывается, и величины проницаемости варьируют от 11 до 76%. Кроме этого, методами газовой хроматографии и атомной эмиссионной спектрометрии было доказано наличие в крови человека изотиазолинонов (см. Kathon CG, Euxyl K 100), наносимых на кожу. Но самым основным доводом в пользу достаточно высокой проницаемости химически синтезированных консервантов служат перечисленные выше и во многом оставшиеся за рамками изложения случаи аллергических проявлений, вызываемые биоцидными веществами или косметическими композициями, имеющими такие добавки в составах. 

Во-вторых, трудно предполагать, что такие низкомолекулярные вещества сами по себе могут служить мишенями в процессе реализации иммунного ответа организма, вызывающего аллергические проявления. Действительно, иммунный ответ, биологический смысл которого состоит в защите организма от чужеродной информации, представляет собой сложный многоуровневый процесс. Носителями так называемой чужеродной информации обычно являются чужеродные белки, нуклеиновые кислоты и другие высокомолекулярные соединения (антигены), встроенные в инфекционные агенты, в трансплантированные генетически чужеродные органы и ткани, в опухолевые клетки, в собственные клетки с измененной под влиянием тех или иных факторов антигенной структурой (модифицированные белки и нуклеиновые кислоты). Антигены вызывают иммунный ответ, сопровождающийся выработкой антител, специфичных к конкретному антигену и его структурным аналогам. 

Предельно маленькая молекула формальдегида (M.m.=30) не может вызывать иммунный ответ. Однако высокая реакционная способность этого соединения, как и других альдегидов, по отношению к биологическим полимерам (белки, нуклеиновые кислоты и т.д.) позволяет ему настолько модифицировать структуру полимера, что этот эндогенный фрагмент превращается в псевдочужеродную структуру и перестает "узнаваться" иммунной системой организма со всеми вытекающими отсюда последствиями. При этом вырабатываемые антитела могут быть причиной так называемых аллергических проявлений. 

Можно полагать, что аналогичный механизм проявления аллергических реакций реализуется и для других химически синтезированных биоцидов. Таким образом, небольшие по размерам молекулы консервантов, неспособные сами по себе включить иммунный ответ, в результате своей высокой реакционной способности воздействуют на иммунную систему организма опосредованно за счет модификации эндогенных биополимеров. 

Приводимые выше данные по неблагоприятному влиянию биоцидных консервирующих добавок к косметическим препаратам на организм человека могут свидетельствовать о том, что на данном этапе развития косметологии обеспечение защиты потребителей от возможного заражения микроорганизмами происходит, как это ни покажется странным, вопреки интересам потребителей. Действительно, попробуйте ответить на резонный вопрос: почему скоропортящиеся пищевые продукты хранят и транспортируют, в основном, при низких температурах для предотвращения развития микрофлоры, в то время как косметические средства, предназначенные, например, для питания кожи человека, которые должны содержать вещества, необходимые для развития клеточных систем и служащие питательной средой и для клеток микроорганизмов, насыщаются специальными добавками, обеспечивающими их хранение при комнатной температуре в течение нескольких лет? Кому это выгодно из упоминаемой выше цепочки трех "П": Производство - Продажи - Потребитель? Возможно, здесь и имеется некоторая заинтересованность потребителя в получении более дешевых продуктов, но вряд ли она является определяющей. 

Микробы погибли. Человеку пока еще удается выжить; а что будет с его кожей? 

Ситуация представляется еще более драматической с позиций теории мягких косметологических воздействий, в соответствии с которой при нанесении косметического средства на кожу его компоненты преодолевают трансэпидермальный барьер практически без разбавления межклеточной жидкостью и непосредственно действуют на базальные клетки эпидермиса, и только затем, распределяясь в лимфатической и кровеносной системах (с существенным разбавлением), воздействуют на внутренние органы и организм человека в целом. 

Соответственно, любые неблагоприятные воздействия на базальные клетки приводят к снижению скорости их деления, что в итоге приводит к ускорению процессов, сопровождающих старение кожи. Поэтому, в соответствии с данной теорией, наиболее адекватные результаты влияния компонентов косметических средств на кожу могут быть получены только на клеточных тест-системах, моделирующих функционирование клеточных систем кожи. Можно полагать, что величины предельно допустимых концентраций биоцидных добавок, определенные на клеточных тест-системах, окажутся значительно более низкими по сравнению с влиянием аналогичных веществ на организм, определяемым с использованием животных и добровольцев. 

Ранее мы сформулировали требования, предъявляемые к клеточным тест-системам для оценки токсичности исходного сырья, косметических и лекарственных средств наружного применения. В качестве тест-системы была предложена перевиваемая клеточная культура легкого эмбрионов человека (ЛЭЧ). В представляемой работе обсуждаются результаты, полученные с использованием указанной клеточной системы. 

В качестве критерия служит соотношение индексов пролиферации для клеток в опытной питательной среде с добавками испытуемых препаратов, растворенных в этиловом спирте (ИП0), и в контрольной питательной среде, содержащей эквивалентное количество этилового спирта (ИПк). 

Следует заметить, что этиловый спирт является не только растворителем, необходимым для введения испытуемого образца в питательную среду, но его присутствие существенным образом отражается на чувствительности клеточной культуры к действию токсичных агентов. Аналогичное усиление отклика наблюдается при увеличении длительности выдерживания клеток в присутствии токсичных агентов. 

В этой связи для разработчиков косметических средств немалый интерес могут представлять данные по цитотоксичности химически синтезированных соединений, включаемых в составы препаратов. Таким образом, биоцидные добавки к косметическим препаратам являются далеко не безобидными ингредиентами как на уровне целого организма, так и по отношению к клеточным системам кожи. 

Тем не менее, препараты второго поколения, содержащие химически синтезированные биоцидные ингредиенты, в настоящее время определяют общий уровень развития косметологии, а подавляющее большинство производителей косметических средств, прикрываясь различными доводами и получая ощутимую прибыль, не стремится к снижению неблагоприятного влияния биоцидных добавок на организм человека. 

"Назад к природе" - находка или все-таки тупик? 

В последние десять лет ряд небольших фирм-производителей косметических средств перешли на выпуск продукции, содержащей в качестве биоцидных компонентов экстракты и/или эфирные масла растений. Вообще (и это подтверждается специальными опросами и даже рекламными роликами различных косметологических фирм) среди потребителей косметических средств преобладает спрос на препараты природного происхождения. Поэтому некоторые фирмы-производители сделали осознанный выбор в пользу использования растительных биоцидов. Этот шаг, инициированный конкурентной борьбой с большими косметологическими концернами и корпорациями, потребовал введения определенных ограничений на условия хранения препаратов, которые могут быть отнесены к косметическим препаратам третьего поколения. 

Эти ограничения связаны, во-первых, с тем, что для подавляющего большинства продуктов растительного происхождения наблюдается некоторая избирательность антимикробной активности, выявленная в экспериментах с музейными штаммами индивидуальных микроорганизмов. Во-вторых, для такого рода продуктов, обладающих биоцидным действием, необходимо было установить предельно допустимые концентрации, которые, как оказалось, являются недостаточно высокими для эффективной блокировки роста микроорганизмов в косметических средствах, обладающих питательной ценностью. 

Предпринятые нами исследования спиртовых экстрактов (46 образцов) и эфирных масел растений (66 образцов) с использованием клеточной тест-системы ЛЭЧ (см. выше) позволяют сделать следующие выводы и предположения: 
 
1. предельно допустимые концентрации эфирных масел растений зависят как от вида растения, так и от фирмы-производителя (поставщика), и их среднее значение составляет примерно 0.01% в присутствии 5% этилового спирта; 
2. цитотоксичность стандартных (рыночных) спиртовых экстрактов растений выше цитотоксичности соответствующих эфирных масел и их предельно допустимые концентрации обычно не превышают 5%. 

Однако такие концентрации эфирных масел и экстрактов оказываются недостаточными для предотвращения развития микроорганизмов в косметических средствах, обладающих высокой питательной ценностью. Например, в соответствии с результатами экспериментов с музейными штаммами микроорганизмов, концентрация эфирных масел некоторых видов растений, губительно действующая на бактериальную и грибковую флору, в 3-6 раз превышает указанную выше предельно допустимую концентрацию, установленную с помощью клеточной тест-системы. 

Таким образом, препараты, включающие биоцидные добавки природного происхождения, также как и препараты второго поколения, характеризуются наличием биоцидного концентрационного тупика, в соответствии с которым концентрации биоцидных добавок, препятствующие развитию микрофлоры, всегда во много раз превышают концентрации этих добавок, безвредные для клеточных систем. Поэтому некоторые разработчики косметических препаратов третьего поколения были вынуждены снижать концентрацию биоцидных растительных добавок и предусматривать хранение продукции при пониженных температурах (бытовой холодильник), с одновременным ограничением сроков годности продукции. Можно полагать, что именно эти обстоятельства сдерживают развитие производства и распространение косметических средств, имеющих отношение к третьему поколению. 

Что касается аллергенности продуктов растительного происхождения, обладающих биоцидным действием, то вероятность ее проявления для эфирных масел (16 образцов) изучалась на добровольцах. Исследователи, принимая во внимание результаты аппликационных, скарификационных тестов, а также результаты исследования функции внешнего дыхания, гипоаллергенными считают эфирные масла следующих видов растений:
 
Citrus Aurantium (neroli, цветы сладкого апельсина),
Citrus Bergamia (бергамот), 
Eucalyptus Globules (эвкалипт голубой),
Mentha Piperita (мята перечная), 
Origanum Tytthanthum (душица мелкоцветная),
Origanum Vulgare (душица обыкновенная).
 
Остальные образцы масел можно отнести к аллергенным. 

В целом по аллергенности и цитотоксичности продукты растительного происхождения не отличаются существенным образом от химически синтезированных ингредиентов косметических средств биоцидного действия (см. выше). Таким образом, проблема выбора косметических средств с учетом их неблагоприятного влияния на клеточные системы кожи и индивидуальной непереносимости потребителем является характерным атрибутом препаратов второго и третьего поколения. Нужно было найти выход из образовавшегося биоцидного концентрационного тупика. 

Очевидно, для решения сформулированной проблемы разработчикам и производителям косметических средств необходимо в максимальной степени освободить составы препаратов от промоторов аллергических реакций (в частности, освободиться полностью или минимизировать содержание биоцидных добавок с одновременным сохранением удобства пользования). Кроме этого, необходимо осуществить практические шаги в разработке подходов к созданию персонифицированных косметических продуктов, вместо производства препаратов, рассчитанных на некоторого усредненного потребителя. Можно принять, что именно такие характеристики должны соответствовать косметическим препаратам четвертого поколения. 

Бинарная косметика - реальный выход из тупика! 

Мы полагаем, что в настоящее время удалось решить теоретические и практические проблемы, отделяющие промышленную косметологию от составов, которые могут быть отнесены к четвертому поколению препаратов. 

Во-первых, был разработан алгоритм расчета питательной ценности косметических средств, необходимого для оценки минимального количества добавляемых биоцидов в зависимости от питательной ценности и для создания составов композиций, близких по питательной ценности идеальным, с учетом возраста потребителя. 

Во-вторых, для оценки качества косметических средств был введен такой критерий как осмолярность и установлено наличие связи между осмолярностью косметического препарата, его питательной ценностью и способностью бытовой (производственной) микрофлоры к размножению в нем. 

Разработанные в соответствии с указанными теоретическими представлениями косметические средства представляют собой наборы, включающие упаковку стерильной кремовой основы (обычно состоящую из гелеобразующего полимера 2-4% и воды) и отдельную емкость с концентратом кремовой композиции. Подобное разделение позволяет предотвращать развитие микрофлоры в кремовой основе при хранении в обычных условиях из-за ее низкой питательной ценности, в то время как фактором, препятствующим размножению микроорганизмов в концентратах кремовых композиций, является высокая осмолярность. Из этого вытекает необязательность включения в составы препаратов каких бы то ни было консервирующих биоцидных ингредиентов, препятствующих развитию микрофлоры. Таким образом, основную проблему, стоящую перед препаратами второго и третьего поколений, можно считать решенной. 

Предпринятая нами проверка ряда кремовых композиций четвертого поколения (систем "молодежная", "подтягивающая", "регенерирующая", "отбеливающая" и "питательная") на клеточной тест-системе в сопоставлении с некоторыми препаратами известных фирм ("Свобода", "Калина", "Academie" - выбор фирм и препаратов осуществлялся случайным образом) свидетельствует о низкой цитотоксичности новых препаратов. В отличие от них, большая часть образцов (7 из 10) указанных выше фирм в сопоставимых условиях приводили к практически полному уничтожению клеточной тест-системы. 

Использование препаратов четвертого поколения предусматривает смешивание в определенных количествах кремовой основы и концентрата, отсчитываемых по каплям. Составы концентратов разработаны таким образом, что при их разбавлении кремовой основой достигается питательная ценность, близкая идеальной, для конкретного возраста. Несмотря на некоторые незначительные технические сложности применения препаратов (отсчет по каплям и смешивание, как правило, на ладони), в процессе их использования потребитель получает возможность приготовить целую гамму кремовых композиций. 

Из одного набора можно получить: крем для век, низкоосмолярный дневной и высокоосмолярный вечерний кремы (с одновременной реализацией ежедневного цикла нового вида косметического массажа - осмомассаж), а также вечернюю маску, соответствующие возрасту и состоянию кожи потребителя. Кроме того, новые препараты могут использоваться профессиональными косметологами для приготовления высокоэффективных масок. 

Фактически мы находимся вблизи решения одной из основных и перспективных задач промышленной косметологии, которая заключается в обеспечении каждого индивидуального потребителя персональным косметическим средством. Более того, препараты четвертого поколения позволяют осуществлять уход за комбинированной кожей - нет необходимости приобретать отдельные кремовые композиции для жирных, сухих или нормальных участков, так как необходимые препараты можно получить путем последовательного целенаправленного приготовления в соответствии с инструкцией из содержимого двух исходных флаконов: кремовой основы и концентрата. 

Рассмотренные многоцелевые функции препаратов четвертого поколения могут, на первый взгляд, показаться достаточно сложными. Но, как показывает опыт, освоение методики их использования (особенно при наличии квалифицированных консультантов) для думающего потребителя не составляет особого труда. 

"Назад к природе" и "вперед к знаниям"! 

Косметические препараты четвертого поколения, на наш взгляд, позволяют осуществить выход из биоцидного концентрационного тупика и снимают противоречия между отдельными звеньями в цепочке: "Производство - Продажа - Потребитель". Вопрос заключается в том, смогут ли нынешние поколения потребителей познакомиться с такого рода косметическими средствами. Ведь препараты первого поколения, близкие по составам современной косметологии, доминировали в мире в течение многих тысячелетий. Создание препаратов второго поколения, связанное с развитием промышленной косметологии, насчитывает, по-видимому, сотни лет, и эта продукция в ближайшее время не исчезнет с наших прилавков, а косметические средства третьего поколения (им всего десятки лет) можно рассматривать в качестве переходного этапа к препаратам четвертого поколения. 

Кажется, надежда выхода из тупиковой ситуации есть. Однако очень многое будет зависеть от уровня знаний потребителей косметических средств, организации квалифицированного консультирования и естественной конкуренции между производителями. 

 
Статья предоставлена Научным косметологическим обществом
(630559, Новосибирская область, Новосибирский район, Наукоград Кольцово, а/я 30, scicosmetsoc@online.nsk.su). 

Пояснение некоторых терминов: 

Эндогенность - характеризует принадлежность вещества к организму животного - наличие этого вещества в организме. 

Базальные клетки - нижний слой клеток эпидермиса; от скорости деления клеток этого слоя зависит процесс формирования эпидермиса (внешнего слоя кожи) в целом. 

Перевиваемая клеточная культура - клетки животных (человека), обладающие способностью функционировать в подходящей питательной среде вне организма; в данном случае речь идет о клетках, полученных из легочной ткани эмбриона человека, которые могут делиться, наращивая количество клеток в специальной питательной среде (прирост биомассы), напоминающей по составу плазму крови человека. 

Цитотоксичность - характеризует отрицательное влияние ингредиентов (веществ) на клеточную систему, выращиваемую в питательной среде вне организма; это влияние может проявляться как в снижении количества вновь образующихся клеток, так и в полном уничтожении клеточной системы (гибель посевного материала). 

Индекс пролиферации (ИП) - характеризует способность клеток к размножению и отражает комфортность существования клеточной системы (качество окружающей клетки питательной среды); соотношение индексов пролиферации в опыте (ИПо) и в контроле (ИПк) отражает качество опытной среды - при величине отношения, равной 1.0, опытная и контрольная среды не отличаются по качеству, а при величине 0.1 опытная среда в 10 раз более токсична для клеток по сравнению с питательной средой в контроле. 

Гомогенность - обозначает однородность системы; в данном случае речь идет о том, что при смешивании навески препарата с этиловым спиртом образуется однородный раствор и, таким образом, концентрация добавляемого препарата точно соответствует рассчитанной. 

Гетерогенность - свидетельствует о том, что часть навески препарата (при встряхивании) не растворилась в спирте и, таким образом, концентрация добавляемого препарата является ниже рассчитанной; для многокомпонентных продуктов необходимо учитывать избирательную растворимость отдельных компонентов смеси. 

Музейные штаммы микроорганизмов - обозначают, что эксперименты проводились на охарактеризованных индивидуальных образцах микроорганизмах, хранящихся в специальных условиях и не содержащих другой микрофлоры. 

Скарификационные тесты - проводятся с механическим повреждением кожного покрова (нанесение царапин) для увеличения вероятности попадания испытуемого вещества в кровь. 

Осмолярность - величина, характеризующая количество молекул различных веществ в объеме жидкости, окружающей клетку. Высокие концентрации окружающих веществ заставляют клетку уменьшаться в размере вплоть до шарообразного состояния, и наоборот, низкие концентрации веществ приводят к увеличению клеточного объема вплоть до разрушения (разрыва) клеточной мембраны. 




Источник: http://www.scicosmetsoc.ru/
Категория: Косметология | Добавил(а): Admin (25.11.2009) | Автор: Децина Анатолий Николаевич
Просмотров: 4701 | Комментарии: 6 | Теги: история косметики, косметика, Научное косметологическое общество, косметология, Децина | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 2
1  

2  
посмотрела. доктор действительно выглядит очень молодо. его разработки ожидает достойное будущее.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]