Форма входа

Категории раздела

Косметология [21]
Процедуры, показания, противопоказания, динамика
Массаж [6]
Всевозможные техники, школы, история...
Натуропатия [26]
Гомеопатия, фитотерапия, физиотерапия, диетотерапия, психотерапия, лечебное дыхание и прочие методы
Гирудотерапия [15]
Показания, противопоказания, клинический опыт
Препараты [23]
Клинический опыт применения профессиональных косметологических препаратов
Околомедицинские вопросы [17]
Статьи на прочие темы

Поиск

Друзья сайта

Rambler's Top100
 
 
 
 
 
 
 
 
Locations of visitors to this page
 
 
Праздники России
 
 
 
Перевести эту страницу
 
Главная » Статьи » Натуропатия

СЕМИОТИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ГОМЕОПАТИИ

Черных Андрей Александрович, врач-гомеопат, Санкт-Петербург
Автор электронной программы "Мир Симилия"

Феномены речи и языка не менее близки природе человека, чем модели, связанные с рецепторами, генами, биохимическими процессами. И если последние уверенно заняли свое место в медицине, то первые остались за ее порогом, как нечто, не имеющее отношения к проблеме медицинской помощи. Код ДНК расшифровали, а необходимость расшифровки кодов, заключенных в речи и других сообщениях, которые человеческое существо генерирует в виде доступных чувствам знаков, все еще в полной мере не осознана. Между тем, существует немало систем, непосредственно использующих семиотические средства для лечения. И среди них гомеопатия. Данное сообщение опирается на сборник работ известного отечественного исследователя языка и культуры Ю.М. Лотмана «Семиосфера» (СПб, «Искусство-СПБ» 2001).

Прежде всего, следует обосновать саму возможность переноса закономерностей, выявленных для языка, речи и текста как знаковых систем на сферу патологии. Основоположник современного языкознания Фердинанд де Соссюр (1857 – 1913) писал: “… можно представить себе науку, изучающую жизнь знаков в рамках жизни общества; такая наука явилась бы частью социальной психологии, а, следовательно, и общей психологии; мы назвали бы ее семиологией…”.

Рассмотрение языка как одной из семиотических систем, утверждал Соссюр, ляжет в основу всех социальных наук: “Благодаря этому не только прольется свет на проблемы лингвистики, но и, как мы полагаем, при рассмотрении обрядов, обычаев, и т.п. как знаков, все эти явления также выступят в новом свете, так что явится потребность объединить их все в рамках семиологии и разъяснить их законами этой науки”. Действительно, почему бы не рассматривать деятельность человека в сфере заботы о здоровье, своем или ближнего, как обычай, корни которого лежат в глубокой древности. Этот обычай к настоящему времени необычайно разросся и систематически подвергается в какой-то своей части законодательному регулированию. Оставим условно за рамками настоящего рассмотрения реанимационные ситуации, деятельность властей по предотвращению и ликвидации эпидемий, случаи, когда поводом для обращения за медицинской помощью является аффект страха за здоровье и саму жизнь, а также любую медицинскую ситуацию в организованных коллективах, когда решение о необходимости медицинской помощи принимает ответственное лицо, а не сам пациент. Даже тогда мы остаемся с огромным массивом случаев, когда пациент обращается за медицинской помощью руководствуясь глубинными мотивами, которые очень далеки от императивной необходимости. И эти причины в своей сущности ближе к обычаям и традициям. Но в основу этого сообщения положено не рассмотрение деятельности по сохранению здоровья как обычая, а саму картину болезни как закодированного сообщения. Можно констатировать, что восприятие болезни как текста уже стало фактом общественного сознания. Это иллюстрируется многими поговорками, пословицами устойчивыми фразеологическими конструкциями («на лице написано»). Есть книги с очень характерными названиями: «Язык симптомов, или о чем хочет сказать твоя болезнь». «Лицо – зеркало здоровья» К. Теппервайна, «Дух гомеопатического лекарства. Что сказала болезнь» Дидье Гранжоржа.

Очень показательно, что слово «семиотика» используется и в медицине, как область знаний о значении симптомов как знаков болезней. Тем интереснее параллели, которые возникают с более общим употреблением этого термина. Ю.М. Лотман указывает «… семиотика предстает перед нами как метод гуманитарных наук, проникающий в различные дисциплины и определенный не природой объекта, а способом его анализа. С этой точки зрения, один и тот же научный объект допускает и семиотический и несемиотический подход».

Уязвимость гомеопатии для критики заключена в самой её внутренней природе, слишком отличающей ее от общепринятого представления о природе “нормальной” науки. Набор случайностей и самовнушение, как у пациента, так и у врача – вот чем может показаться гомеопатия. Как может одно лекарство быть эффективным (в исторической перспективе) практически при всех болезнях? Это один из фактов который вызывает недоверие у критически настроенных лиц. Бывают ситуации, когда несколько врачей гомеопатов предложат пациенту одно и то же лечение. Это бывает в случаях, когда в генезе болезни существенное место занимает стандартное событие, после которого началась болезнь, например травма или потеря близкого родственника или имеется ярко выраженный конституциональный тип. Но в других, гораздо более многочисленных случаях, одному пациенту разные врачи назначили бы разные варианты лечения. Но нельзя сказать, что какой-то из них правильный, а другой нет. Может ли считаться надежной лечебная система, в которой возможны такие феномены? Это еще одно из направлений потенциальной критики, и то, что сдерживает введение гомеопатии в здравоохранение. Она, в силу таких своих особенностей ускользает от законодательного регулирования, стандартизации. Мы сможем ответить на эти и многие другие, гораздо более важные для улучшения практики вопросы, если используем семиотический подход.

Каждое положение семиотического рассмотрения может распадаться на 3 направления: 1) болезнь или патогенез лекарства, как закодированный в симптомах текст; 2) собственно гомеопатические тексты (отчеты об испытаниях, Materia Medica, реперториумы; 3) человеческая деятельность в сфере сохранения здоровья как своеобразный феномен культуры.

Индивидуальное проявление болезни у индивидуума можно уподобить речи. Это также и текст, который рассматривается как «отграниченная артикулированная ипостась» речи. Текстом также является любой источник гомеопатической информации: индивидуальный протокол испытания, аналитический патогенез, психологический портрет лекарства, реперториум. Язык в нашем рассмотрении – это существующая и в медицинской и в бытовой среде совокупность представлений о природе, проявлениях, перспективах некоторой болезни или физиологического проявления во взаимодействии с другими аналогичными фигурами. Эта совокупность включает патологический, психосоматический и символический аспекты.

Первой функцией текста является адекватность в передаче сообщения. Для наилучшего осуществления этой функции некоторые сферы человеческой деятельности тяготеют к созданию искусственных языков. В медицине это классификации, формализованные документы, доклады о состоянии больных по определенной форме. С одной стороны такие искусственные системы необходимы, с другой они способны наносить вред, заведомо упрощая деятельность, что служит источником диагностических ошибок и избыточных медицинских мероприятий.

Другая функция языка – творческая. «Всякая осуществляющая весь набор семиотических возможностей система не только передает готовые сообщения, но и служит генератором новых». Врач и пациент никак не могут являться обладателями идентичного кода, но в большинстве случаев этот феномен носит положительный характер, расширяя для врача перспективу развития той или иной медицинской ситуации. Вот как это происходит, применительно к гомеопатии. Растет количество информации в системе испытатель – врач, организующий испытание. Количество информации еще более увеличивается при формулировании патогенеза. Дальнейшее ее нарастание происходит при соотнесении с этим патогенезом конкретной клинической картины, с которой сталкивается врач. Сама эта клиническая картина в сознании врача также претерпевает изменения с возникновением новых смыслов, по сравнению с тем, какой она была в сознании пациента до обращения за медицинской помощью. Так осуществляется цепная реакция смыслопорождения. Поэтому не может быть фатальных последствий единичных ошибок, закрадывающихся в переводы, или патогенезы. Скорее даже это должно происходить, как реализация вселенского механизма тонкой взаимной подстройки двух непрерывно меняющихся объектов: человеческого существа и самой Вселенной.

Третья функция текста – функция памяти. «Текст — не только генератор новых смыслов, но и конденсатор культурной памяти. Текст обладает способностью сохранять память о своих предшествующих контекстах». Картина болезни великолепно иллюстрирует эту функцию текста. Каждое перенесенное заболевание запечатлевается в картине болезни и индивидуальной и коллективной. Феномен возврата старых болезней, что нередко бывает в ходе гомеопатического лечения (закон Геринга) тоже иллюстрация памяти текста. Вполне возможно, что исследование механизмов, по которым реализуется функция памяти текста, поможет понять, как «память воды» воспринимается биологическим организмом.

Далее рассмотрим ряд полярных категорий, описывающих динамическую модель семиотической системы по Лотману.

Синхроническое – диахроническое.

«Именно синхронии приписывался структурный характер, и она оказывалась носителем реляционных отношений, составляющих сущность языка. Синхрония гомостатична, а диахрония представляет собой перечень внешних и случайных ее нарушений, реагируя на которые синхрония восстанавливает свою целостность: “Язык есть система, все части которой могут и должны рассматриваться в их синхронической взаимообусловленности. Изменения никогда не происходят во всей системе в целом, а лишь в том или другом из ее элементов, они могут изучаться только вне её”. “В диахронической перспективе мы имеем дело с явлениями, которые не имеют никакого отношения к системам, хотя и обусловливают их”. Язык противостоит всему случайному текучему, внесистемному: “Язык есть механизм, продолжающий функционировать, несмотря на повреждения, которые ему наносятся”».

Пока что обозначилась одна из проблем современной гомеопатии: соотношение чистоты и «засорения». Другое явление, теперь уже из разряда патологии, которое подпадает под это описание – вариативность проявлений болезни (а также гомеопатического лекарственного патогенеза): наиболее типичная картина болезни – множество вариантов, от бессимптомых, до симулирующих совершенно другую болезнь. Но истинная сущность расстройства подлежит, однако, распознаванию. То же явление в гомеопатии: сравнительно редко мы встречаем картину лекарственного средства, подтверждаемую всей совокупностью симптомов, но иногда даже единственный симптом какими то своими неуловимыми чертами позволяет выбрать препарат, который приводит к излечению. При этом что-то позволяет пренебречь многими другими, формально указывающими на другие препараты.

Системное – внесистемное.

«…если описание, элиминирующее из объекта все внесистемные его элементы, вполне оправдывает себя при построении статических моделей и требует лишь некоторых коэффициентов поправки, то для построения динамических моделей оно в принципе создает трудности: одним из основных источников динамизма семиотических структур является постоянное втягивание внесистемных элементов в орбиту системности и одновременное вытеснение системного в область внесистемности. Отказ от описания внесистемного, вытеснение его за пределы предметов науки отсекает динамический резерв и представляет нам данную систему в облике, принципиально исключающем игру между эволюцией и гомеостазисом». Преимуществом гомеопатии является использование фактов биографии и многих модальностей для принятие терапевтических решений, что гораздо слабее разработано в академической медицине, для которой эти показатели не только являются внесистемными, но даже и не составляют динамического резерва. Применительно к болезням, как к текстам – эти категории определяют ограниченность классификаций или стандартизированных диагностических критериев. В качестве примера из области анализа собственно гомеопатических текстов можно привести разницу в кратких (Богер, Липпе и др.) и развернутых (Геринг "Ведущие симптомы", Аллен "Энциклопедия") описаниях гомеопатических патогенезов. Разница, состоящая в огромном количестве редко встречающихся или неспецифических симптомов, представляет собой динамический резерв.

Однозначное – амбивалентное.

Иллюстрацией действенности этих категорий, может быть присутствие в одном и том же патогенезе противоположных модальностей, а в сфере патологии, присутствие в определенных стадиях или формах болезней в одном и том же организме диаметрально противоположных симптомов. Причем это бывает не только при переходных стадиях, но и при скрытом, абортивном течении и особенно характерно для функциональных расстройств. Яркий пример – присутствие при большинстве болезней щитовидной железы одновременно гипо- и гипертиреоидных симптомов.

Ядро – периферия.

Наиболее очевидным проявлением действия этой категории является существование иерархии симптомов.

Описанное – неописанное.

Эта категория иллюстрируется фактами существования развернутых и стертых, малосимптомных форм болезней. Разница в объемах патогенезов, хотя в перспективе все препараты претендуют на роль полихрестов. Вермюлену принадлежит мысль, что малые препараты имеют не меньше характерных симптомов, чем полихресты.

Необходимое – излишнее.

Как уже указывалось, нередко действенное лекарство может быть назначено на основании единственного симптома, тогда как многие другие симптомы указывали на другой препарат. Это выводит на проблему формального и истинного подобия, и разница может заключаться в обертонах, не поддающихся описанию вербальными средствами.

Лотман указывает на существование двух типов семиотических систем, ориентированных на передачу примарной и вторичной информации. «Первые могут функционировать в статическом состоянии, для вторых наличие динамики, то есть «истории», является необходимым условием «работы». Соответственно для первых нет никакой необходимости во внесистемном окружении, выполняющем роль динамического резерва, для вторых оно необходимо». Поскольку мы сталкиваемся с явлением патоморфоза и множественностью проявлений расстройств, вызванных одним и тем же причинным фактором, что не может происходить без наличия динамического резерва, то болезнь как текст, следует рассматривать как семиотическую систему второго типа.

Таким образом, все перечисленные закономерности, позволяющие тексту осуществлять свои функции, могут быть применены к совокупности жалоб и объективных, чувствам доступным признаков (болезни), как к тексту. Другими словами, гомеопатия может рассматриваться именно как система непосредственно использующая семиотические средства для лечения. Могут быть определены контексты и точки рассмотрения проблемы, в которых использование информации, заключенной преимущественно в средствах языка, может оказаться наиболее эффективным не только и не столько для решения сиюминутных расстройств здоровья, беспокоящих пациента, но и для полноценного развития личности и духовного оздоровления общества.

Источник: http://www.repertory.ru/articles/semio.htm

Категория: Натуропатия | Добавил(а): Яна (13.08.2009)
Просмотров: 1365 | Комментарии: 2 | Теги: терапия, гомеопатия, семиотика, слово, исцеление, гомотоксикология, лечение | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
1  
Слово - не воробей, короче...

2  
а я и не скрываю, например, как важно для меня прийти не просто к знающему, а к доброму специалисту. чтобы поговорил. ясно, что надо за отведённое время заполнить карту и прочее, но значение доброго слова ещё никто не оспорил и не отменил.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]